меню
Футбол
«Аякс» в Лиге чемпионов-2018/19

Тактический мастер-класс от Эрика тен Хага: как и зачем «Аякс» ушёл от 4-3-3

Глубокое погружение в центр поля самой симпатичной команды года.

Одно из главных тактических решений года в европейском футболе — переход «Аякса» на игру с двумя опорными полузащитниками и «десятку» с необычной интерпретацией позиции. Во-первых, это позволило команде добиться оглушительного успеха: первый более чем за 15 лет дубль внутри страны и выход в полуфинал Лиги чемпионов. Во-вторых, «Аякс» оказался нетипично сбалансированной командой для голландского футбола. В-третьих, это был конец эпохи: отказ от священных в Амстердаме 4-3-3 был не только оправдан, но и принят болельщиками.

В большом интервью Voetbal International после завершения сезона главный тренер «Аякса» Эрик тен Хаг объяснил, как появилось это решение и почему оно сработало. Большие цитаты из высказываний тренера я оставлю без правок, но разобью на несколько блоков — в каждом из них будет несколько ключевых пунктов, которые необходимо объяснить или проиллюстрировать.

«Мы действительно искали, как могли бы взять лучшее из игры Френки де Йонга. Все кричали, что это один из наших величайших талантов. Хорошо, но где его использовать? В полузащите. Окей, но где и как именно? Его качество состоит в том, чтобы присмотреть за окупаемостью атак. Он играет авантюрно, всегда находится в движении — чаще с мячом, но иногда и без него. Можно ли поставить его единственной шестёркой при таких качествах? Он слишком далёк от этого. Если не дать ему свободу покидать позицию, вы не получите лучшее из его игры. Определиться было не так просто, потому что вы всегда хотите баланса в полузащите»

Недавно я писал большой текст о тренерской философии Эрика тен Хага, и если вы пропустили его, то скажу, что это не тот тренер, который опирается на жёсткий игровой концепт. Для него исключительно качества футболистов должны определять стиль и формацию команды — при наличии некоторых базовых игровых принципов всё остальное подстраивается под имеющийся материал. Один из базовых принципов тен Хага — занять центральную ось поля как можно большим количеством футболистов — хорошо сочетался с умениями Френки де Йонга, а потому для тренера было важно в первую очередь определиться с тем, как дать этому игроку максимально раскрыться.

Это гигантский текст об эволюции тренера «Аякса» тен Хага. Вы узнаете о нём всё
Его команда выбила из Лиги чемпионов «Реал» и «Ювентус». И выиграла в Лондоне.

У де Йонга есть несколько типичных действий в построении атак: он опускается до линии центральных защитников; он покидает свою позицию и идёт глубже за мячом, чтобы построить треугольник с одним из крайних защитников; при прессинге он может занимать позицию левее пары центральных защитников, начиная атаки оттуда и внося ассиметрию в построение команды. Для тен Хага это означало, что а) он может использовать крайних защитников достаточно высоко при построении атак, что почти всегда обеспечивает лишнего игрока на центральной оси; б) если Френки может частично покрывать позицию левее пары центральных, то дальний от него атакующий игрок получает полную игровую свободу. Хаким Зиеш в целом нарушает философию тен Хага, которая указывает бить только с максимально выгодных позиций в штрафной, но инсайд «Аякса» так часто находил свободное пространство между крайним и центральным защитником перед штрафной, что не мог сдерживать себя.

Главная дилемма при использовании де Йонга формулируется так: или ты даёшь ему максимальную свободу, но лишаешься баланса в игре, или ограничиваешь, но лишаешься лучших качеств Френки. Для тен Хага важно строить игру от сильных сторон своей команды, и он дал полузащитнику действовать так, как он хочет. Френки была дана возможность покидать свою позицию, и это сделало его одним из самых ценных молодых футболистов Европы. Занятно, что интерес «Барселоны» был продиктован именно полным сезоном тен Хага в «Аяксе», но у меня есть сомнения, что там правильно считывают возможную роль Френки. Он играет так, как играет Месси, но делает это в полузащите. Если сравнение с кем-то из топ-трио Бускетс-Хави-Иньеста и было возможно, то в большей степени с последним. И Френки точно не стоит рассматривать вместо Бускетса — скорее, ему стоит играть вместе с Бускетсом.

Итак, первое ключевое решение, определившее грандиозный сезон «Аякса», — игра команды должна строиться на лучших качествах де Йонга. Вернём слово тен Хагу. «Я пришёл к выводу, что нужно играть по-другому — с двумя шестёрками, а не с одной. Помимо прочего, это способствует игре в полуфлангах, потому что соперник вынужден выбирать [куда переносить своё давление] и не может привыкнуть к этому. Мы решили, что будем использовать сдвоенную шестёрку с первого дня сборов. На первых занятиях, когда Френки ещё не полностью восстановился после травмы, я уже начал объяснять ему тактические моменты».

Вторым решением тренер «Аякса» решил ломать амстердамские стереотипы. Отталкиваясь от качеств де Йонга, базовой формацией была выбрана 4-2-3-1 (в атаке и прессинге она могла выглядеть, как 4-2-4). В этом блоке цитат две мысли требуют объяснения.

Первая касается полуфлангов. Давление на двух опорных может лишить соперника лишнего футболиста на своей трети поля. При правильном командном движении «Аякса» в центре поля образуются коридоры, внутри которых можно сыграть через пас в полуфланг. Дальнейшее зависит от взаимодействий десятки (ван де Бека) и нападающего. К ван де Беку мы ещё вернёмся, а пока просто посмотрите, как это выглядит.

Тен Хаг любит ставить соперников перед выбором, и использование двух шестёрок с подвижной без мяча десяткой ставит сопернику сразу два вопроса. Первый: идти ли в прессинг при построении «Аяксом» атак со своей половины поля? Чаще всего, даже если соперник хочет ответить отрицательно, команда тен Хага вынуждает делать это — иначе при переходе мяча глубоко на своей трети «Аякс» накрывает убийственной волной контрпрессинга. Второй вопрос: если идти в давление, то на ком или на чём акцентировать внимание? Если на мяче, то коридоры почти неминуемо образуются — «Аякс» хорошо двигает мяч под давлением. Если на каждой из амстердамских шестёрок, то «Аякс» спокойно переходит на игру длинными мячами и заполнением зоны подбора, откуда быстро доводит мяч до удара. Если же отлавливать одного из опорников, то а) другой чаще всего оказывается свободным и тогда открывается вертикально; б) можно подключать к выходу на чужую половину крайних защитников. Оба этих варианта предполагают последующую передачу в полуфланг.

Вторая мысль касается тактической работы. Многие тренеры (в том числе и российские) пренебрегают индивидуальной тактической работой, отдавая всё на откуп сыгранности линий и командным занятиям. Это совершенно по-другому для тен Хага: ему необходимо, чтобы футболист максимально был подготовлен теоретически к тому, что произойдёт на поле, чтобы на практике не тратить время на поиск решения и действовать свободно в рамках тактических инструкций. В этом тен Хаг похож на Джан Пьеро Гасперини, построившего чудесную «Аталанту». Ханс Хатебур рассказывал, что первые пару месяцев не выходил на поле только потому что тренерский штаб во главе с Гасперини в буквальном смысле слова запирал его часами смотреть видео. И только после того, как Хатебур усвоил теоретические требования в полной мере, ему позволили выходить в основе. Тен Хаг исходя из тех же побуждений работал с де Йонгом даже во время его травмы.

«Планирование и итоговая реализация могут иметь разницу. Комбинация день Йонга и ван де Бека не раз всплывала у меня в голове, но на практике оказалось, что оба слишком хотят уходить со своей позиции. Это не очень хорошо для баланса. И более того: для Френки и Донни эта характеристика игры является их качеством, поэтому вам не нужно их сдерживать. Лассе отлично вписался в роль в сочетании с Френки. Во время сбора в Англии взаимодействие де Йонга и Шёне щёлкнуло. Они усиливали друг друга, потому что Лассе тоже не тот футболист, который может закрыть позицию шестёрки в одиночку — могут возникнуть проблемы в обороне. Но сборная Дании тоже играла со сдвоенной шестёркой, и Лассе провёл отличный чемпионат мира. Несмотря на то, что время в межсезонье было ограничено, мы учли это преимущество. Они нашли друг друга, и всё завертелось».

Здесь есть несколько моментов, на которые необходимо обратить внимание.

Первый из них — несколько сотен знаков похвалы Донни ван де Беку. Тен Хага по-настоящему выделяет принцип «свобода передвижения — это качество игрока». Если футболист действительно хорошо уходит со своей позиции, значит нужно обустроить командную игру так, чтобы это не шло в ущерб балансу — вне зависимости от того, на какой позиции этот футболист действует. Первоначальная идея — ван де Бек и де Йонг вместе на позиции шестёрок — в теории выглядела привлекательно, но «Аякс» при потере мяча терял и опорную зону. Ван де Беку было позволено делать то же самое — двигаться так, как ему хочется — на позиции десятки, и это привело к тому, что Донни стал главным открытием «Аякса» в сезоне.

Давайте последим за типичной минутой из жизни Донни ван де Бека.

Итак, соперник действует с чистым опорником. То, что нужно, для ван де Бека — пока мяч переходит от центральных защитников к одному из опорных, он располагается ровно за спиной шестёрки соперника. Соперник отказывается от прессинга на чужой половине — соответственно, при подходе к центральной линии за мячом, дёргая центрального защитника, падает нападающий «Аякса». Для ван де Бека это сигнал — он продвигается вперёд и связывает другого центрального защитника, покидая зону ответственности опорника. Важно отметить, что а) он не перестаёт искать пространство — посмотрите, как часто он вертит головой; б) с высоким центральным нападающим (в этом случае — с Хунтеларом) ван де Беку взаимодействовать даже проще, чем с ложной девяткой — судя по всему, дело в стереотипной боязни столба, которая заставляет оборону играть глубже.

Возможность для обостряющего паса не была найдена, и «Аякс» перестраивается под другой подход. Ван де Бек располагается внутри треугольника ЦЗ — ЦЗ — ОП, и когда мяч оказывается у опорного полузащитника «Аякса» снова, происходит ряд важных вещей. Первая: второй опорник «Аякса», открывающийся вертикально, не чувствует плотного давления и опускается под мяч. Центральный полузащитник «Утрехта», сопровождающий его, оказывается перед выбором — идти за оппонентом или нет? Если не идти, он свободно получит мяч, если пойти — может образоваться опасный разрыв, который позволит «Аяксу» сыграть диагональный пас низом. Принимается половинчатое решение, а любое половинчатое решение — худшее из возможных. До центральной линии хавбек сопровождает опорника «Аякса», а затем возвращается на свою позицию.

Вторая вещь: в момент, когда второй опорник ныряет под мяч, он моментально бросает взгляд в направлении ван де Бека. Этого опорника играет Мазрауи, который большую часть сезона провёл на позиции правого защитника, и по нему заметно, что к роли шестёрки он не совсем привычен — всякий раз, открываясь под мяч, он смотрит в сторону ван де Бека (Шёне отдаёт такие передачи уже на автомате). Если бы в «Утрехте» действительно хорошо готовились к «Аяксу», то знали бы, что в момент, когда Мазрауи посмотрел на ван де Бека, сопровождающий его центральный полузащитник обязан был откатиться ниже и дать своему опорнику персонально отыграть с амстердамской десяткой.

В итоге третья вещь. Опорник теряет контакт с ван де Беком, так как вынужден думать и о возможном пасе в коридор на нападающего, и в результате размена футболистами остаётся с Мазрауи — в то время как ван де Бек уже на последней трети поля действует свободно. Крайний защитник «Утрехта» играет против Зиеша до конца, а ван де Бек устраивается у него за спиной и ждёт, когда между крайним защитником и опорником возникнет момент недопонимания. Как только опорник сигнализирует своему крайнему защитнику, что ему нужно взять ван де Бека, «Утрехт» уже приговорён — «Аякс» хорошо знает, что в таких ситуациях обязана идти передача в коридор, а ван де Бек прекрасно заполняет эти коридоры.

Этот гол пришёл благодаря отличной работе всех трёх центральных полузащитников во второй трети поля.

Второй момент, на который нужно обратить внимание, — персональный респект Шёне. Датский ветеран «Аякса» никогда не выделялся ничем, кроме шикарных стандартов, но тен Хаг эту невыделяемость сумел сделать качеством. Для де Йонга Шёне стал тенью: без мяча он был первым, кто контролировал возможную потерю позиции со стороны Френки, а с мячом старался дать молодой звезде как можно больше пространства для решения, открываясь вертикально. По объёму полезной беговой работы Шёне был одним из лучших в этой версии «Аякса», и неслучайно, что команда сдавала на поздних стадиях Лиги чемпионов в концовках таймов: датчанин в силу возраста и долгого сезона уставал, и его необходимость на поле становилась очевидной.

И третий момент. Тен Хаг не скрывает, что решение проблемы построения центра полузащиты подсмотрел у сборной Дании. Та на чемпионате играла 4-2-3-1 с похожим распределением ролей среди шестёрок: Томас Дилейни в целом похож по футбольным качествам на Френки, а второй опорник должен был стать его оруженосцем. Урок здесь состоит в том, что никогда нельзя пренебрегать чужим опытом, когда пытаешься разрешить свои проблемы. Тренеры, как правило, — люди с достаточно высоким самомнением, которое иногда не позволяет адаптировать чужие идеи и развивать их. Главный тренер «Аякса» — не из таких. Ему хватило смелости пойти против 4-3-3 и хватило скромности не отвергать чужой опыт.

В итоге это определило сезон для команды.

Партнерский контент
Новости. Футбол