меню
Lifestyle

Яна Кудрявцева: моя самая главная победа в жизни — это моя семья

Жизнь после завершения спортивной карьеры есть, и она расскажет вам какая.

За плечами у этой хрупкой, на первый взгляд, девушки много побед, преодолений и упорных тренировок. После Олимпиады в Рио гимнастка Яна Кудрявцева объявила о завершении своей профессиональной карьеры. Тогда, в начале 2017-го, было сложно предположить, как сложится будущее серебряной медалистки Олимпийских игр. Но всё вокруг закрутилось с бешеной скоростью, и сегодня Яна готовится стать мамой, не боится смотреть в завтрашний день и открыта к новым интересным проектам.

О том, как складывается её личная жизнь после ухода из художественной гимнастики, читайте в нашем материале.

Фото: Валерия Баринова, «Чемпионат»

— Яна, скажи, так есть ли жизнь после большого спорта?

— Есть жизнь, но абсолютно другая. Она наполнена маленькими семейными радостями, домом, мужем, ожиданием ребёнка. Нас в большом спорте, к сожалению, не учат готовить, гладить, убираться… на это просто нет времени. Поэтому пришлось осваивать всё постепенно. Сейчас, конечно, уже всё умею, но было непросто. Тот период, который я проживаю, для меня бесценный, я чувствую себя очень счастливой.

— Что было самым сложным после того, как ты завершила карьеру?

— Первые два месяца даже из дома не выходила, лежала, ничего не хотелось. Такое состояние, когда вокруг куча предложений, все хотят с тобой работать, а тебе хочется отдохнуть и отстраниться. Сейчас конечно всё по-другому: езжу по мастер-классам, съёмкам, появились какие-то дела вне спорта… раньше у меня таких дел не было (смеётся).

— А как строится твой день? Чем ты его заполняешь?

— На данный момент беременность сильно влияет на все мои планы. Уже достаточно большой срок, поэтому передвигаться мне тяжело. Открою страшную правду: большая часть дня проходит на диване, я лежу, кушаю и снова лежу, ничего не поделать, организм требует.

Фото: Валерия Баринова, «Чемпионат»

— Нет ли у тебя чувства недосказанности? Может быть, когда смотришь на выступления юных девчонок-гимнасток?

— Недосказанности, наверное, нет. Конечно, как все спортсмены, хотела золотую медаль на Олимпийских играх, а получила серебряную. Но я счастлива, что она у меня есть, это большой труд, в который вложено много сил. Я отдала всю себя в выступлениях, поэтому и закончила карьеру в спорте.

— А ты рассматриваешь себя в качестве тренера?

— Мне кажется, что у меня получилось бы быть тренером. Сейчас я провожу много мастер-классов и уже научилась понимать, как работать с детьми. Знаю, что могу прикрикнуть и что это нормально. Хотя раньше я думала, что я очень добрая и не смогу на детей повышать голос. Поэтому рассматриваю этот вариант, после того как рожу, где-то через год.

— Но твоя жизнь после завершения карьеры сильно изменилась. Могла ли ты тогда, в 2016-м, предположить, что всё закрутится с такой скоростью и ты скоро станешь женой, мамой?

— У меня с 17-18 лет было желание стать мамой, выйти замуж. Слишком серьёзное и ответственное желание для такого возраста. Но спорт забирал все силы, и не хотелось гулять и развлекаться, хотелось семью. Поэтому я верила, ждала и думала об этом. Для меня, конечно, тот факт, что случилось это всё так быстро и так легко, очень неожиданный. Но я ни разу не пожалела об этом.

Фото: Валерия Баринова, «Чемпионат»

— А ты следишь сейчас за соревнованиями?

— Конечно, я всё смотрю: и гимнастику, и футбол, и хоккей. Мне кажется, какие виды спорта идут по телевизору, те я и смотрю. Хотя после Олимпиады год не смотрела ничего, не хотела.

— Это было перенасыщение?

— Да, перенасыщение. Не хотелось смотреть, ходить и вообще что-то делать. Хотелось уже хоть немного пожить своей жизнью, поделать то, что я сама хочу. Был такой сложный период.

— Когда смотришь игры мужа, переживаешь больше за него лично или за команду?

— Я в таком положении сейчас, что мне нельзя волноваться, но всё равно смотрю. Переживаю больше, чтобы не было травмы. Если «Салават Юлаев» проигрывает, то стараюсь его успокоить. Будут ещё победы, здоровье конечно важнее.

— Важна ли для него твоя поддержка? Ведь есть спортсмены, которые наоборот запрещают своим родственникам ходить на матчи, поддерживать их на трибунах, так как для них это эмоционально непросто.

— Я иногда спрашиваю, идти ли к нему на игру, вдруг я мешаю, но он наоборот только за, чтобы я была рядом, поэтому у нас такой проблемы нет.

Фото: Валерия Баринова, «Чемпионат»

— За свою спортивную карьеру ты много путешествовала. Есть ли желание сейчас куда-то вернуться?

— Я люблю ездить по разным странам. Правда, сейчас в моё положении единственный доступный маршрут: Москва — Уфа — Москва. Если говорить о поездках во время соревнований, то сейчас я понимаю, что была везде, а видела только гостиницу. Нас не вывозили ни на какие экскурсии, на то, чтобы посмотреть город, времени совсем не было, поэтому сейчас для меня настало время путешествовать и смотреть на мир с другой стороны.

— И всё же есть какое-то место, куда хотелось бы вернуться ?

— Мне очень понравилось в Вене, в Австрии, но я была там в неосознанном возрасте, ничего почти не помню, кроме того, что там было хорошо. Очень люблю Германию.

Фото: Валерия Баринова, «Чемпионат»

— Есть ли у тебя в планах какой-нибудь личный проект?

— Я открыта для всего нового, но в следующем году. Сейчас я в положении, поэтому трудно о чём-то таком думать, мысли совсем не об этом (улыбается). А вот на следующий год обязательно. Возможно, это будет связанно со спортом, а может быть и нет.

— Такие спортивные родители — это большая ответственность для ребёнка, думали об этом?

— Куда ребёнка отдать? Я не знаю. Раньше я бы сказала, что ни за что не отдала бы свою дочку в художественную гимнастику, а сейчас уже сомневаюсь в этом, вдруг ей понравится. Муж хочет, чтобы дочка была гимнасткой. Но в любом случае будем отталкиваться от желаний ребенка, от её физических данных.

— Если ребёнок решит, что хочет пойти в художественную гимнастику, будешь её тренировать?

— Нет, тренером для дочери я быть не смогу никогда. Мне кажется, что это очень тяжело. Я видела много примеров, где мама тренировала дочь, и добром это никогда не заканчивалось. Думаю, что ей больше будет дозволенного, чем другим детям, если я буду её тренировать, будут какие-то снисхождения. Чужих детей я готова тренировать, но не своих.

— Было ли для тебя важно, что тренер — это тренер, а родители — это родители?

— Мама у меня всегда была мамой, а папа был вторым тренером. Но именно их поддержка как родителей была для меня очень важна: что бы ни случилось, я знала, что они на моей стороне.

Фото: Валерия Баринова, «Чемпионат»

— Что для тебя самая большая победа?

— Моя самая главная победа — это моя семья. И тут даже добавить нечего.

Благодарим за помощь в организации съёмок фотостудию White Studios.

Партнерский контент
Новости. Lifestyle